Сильная рука

Майор Джексон был крепким парнем. В Иствудской лётной академии он считался самым сильным, и ему ничего не стоило согнуть пальцами двухпенсовую монету или шутя разбить кулаком доску толщиной дюйма два-три – таким уж он уродился. Впрочем, редкостную силу свою Джексон воспринимал как нечто само собой разумеющееся, и полагал, что это по плечу каждому – стоит только захотеть. Именно поэтому его раздражало, когда вверенные ему курсанты не могли выполнить каких-то нормативов по физподготовке. Эти занятия, проводимые капралом Биггсом, майор имел привычку регулярно посещать, что и вгоняло будущих лётчиков в дрожь. Джексон неторопливо прохаживался в отдалении, заложив руки за спину, и наблюдал, как невысокий плотный Биггс выжимал из курсантов всё, что только можно; немудрено, что не все оказывались на высоте. Джексон в таких случаях хмурился, фыркал и, наконец, не выдержав, направлялся к очередному неудачнику.

– Тебе, сынок, надо было чистить картошку у мамы на кухне, а не учиться в Иствудской академии, – по-отечески наставлял его майор. – Чистить картошку, именно этим ты и займешься.

И, набрав в лёгкие воздуха, он ревел:

– Курсант Стаффорд! Два наряда на кухню вне очереди!

Наряды майор считал одним из самых действенных воспитательных средств, и раздавал их направо и налево щедрою рукою. В довершение ко всему Джексон был ревностным служакой, свято чтившим устав академии и её армейские традиции – одной из своих основных задач он считал поддержание в курсантах воинского духа, что, по его мнению, достигалось ежедневными строевыми и физическими занятиями, ну а практическое выполнение этих начинаний возлагалось на неутомимого капрала Биггса, который гонял парней по плацу до седьмого пота – под неусыпным оком майора.

– Вы будущие лётчики, а лётчик не может висеть на перекладине, словно мешок с овсом, – поучал Джексон своих подопечных после занятий, добродушно ухмыляясь. – Я сделаю из вас лётчиков, чёрт возьми!

И он действительно прикладывал все силы, чтобы превратить этих разномастных поначалу парней в профессионалов экстра-класса. Пройдя через руки майора, все они превращались в бравых молодцеватых офицеров – красу и гордость Королевских ВВС. Несмотря ни на что, старый служака знал своё дело.

И всё-таки было среди воспитанников Джексона настоящее стихийное бедствие, которое, казалось, невозможно было одолеть – курсант Мартин Хант, девятнадцатилетний белобрысый парень из Северного Райдинга. Подтянуться больше трёх раз было для него сущим мучением, и, хотя в общем он считался неплохим учеником, самый его вид приводил Джексона в ярость.

– Что вы здесь делаете, курсант, в стенах этой академии, а? – рычал майор. – Почему вы не остались выращивать бобы у мамочки на огороде? Тогда бы вы, чёрт побери, избавили меня и капрала Биггса от хлопот, а Министерство обороны – от расходов на ваше содержание!

И завершал это фразой, которую курсанты слышали от него миллион раз:

– Похоже, летать вы будете только во сне!

Впрочем, выразительные тирады Джексона дела не меняли, и Хант регулярно отправлялся во внеочередные наряды на кухню, на дежурство, в караул и еще чёрт знает куда – капрал Биггс был в этом отношении не менее щедр. Силы это парню не прибавляло, но с завидным упорством Хант продолжал учёбу в академии; майор же лишь мрачнел и бурчал себе под нос:

– Какой из него, к дьяволу, лётчик?! Тоже мне, курсант!..

Где-то в середине года, когда ему надоело выслушивать бесконечные жалобы Биггса, терпение у Джексона лопнуло, он вызвал Ханта к себе в кабинет и тоном, не предвещавшим ничего хорошего, поинтересовался:

– Послушай, сынок, почему тебе так трудно подтянуться хотя бы раз десять? Ведь это является для тебя чем-то невероятным, правда?

– Не все рождаются чемпионами, сэр, – осторожно заметил Хант и тут же вытянулся по стойке «смирно» в ожидании бури, которая не замедлила разразиться.

– Чемпионами! – заорал майор и грохнул кулаком по столу, едва не расколотив столешницу. – Чемпионами! Скажи-ка мне, сынок, а я, я похож на чемпиона?! Ты помнишь, сколько раз я подтянулся, когда показывал вам, как нужно это делать? Сколько раз я подтянулся?

– Двадцать, сэр. Но у вас ведь руки намного сильнее моих. Во всей академии…

– Не смейте оправдываться, курсант! – рявкнул Джексон. – Чему вас только учит капрал Биггс?! Молокосос! Запомните хорошенько – я не считаю себя выдающимся, а уж вас тем более! И поэтому вы отстоите сегодня в карауле вне очереди, – так и передайте Биггсу, – а потом будете заниматься и еще раз заниматься! Вам все ясно?

– Так точно, сэр, – пролепетал Хант. – Есть, сэр. (...)

Имя: