Сын ветра

С юга опять дул ветер.

Он то слабел, то усиливался, и тогда его порывы играли створкой окна, которая скрипуче поворачивалась на старых петлях. Это был божественный, ни с чем не сравнимый ветер; он приносил с собой частичку того мира, откуда он прилетел – сырость морских туманов, далёкий вой свирепого океанского тайфуна, грохот тяжёлых свинцовых волн. Ветер приносил с собой Жизнь.

Человек, сидевший на кровати в номере дешёвой гостиницы, слабо улыбнулся и подставил крепчавшему ветру лицо. С каждым новым порывом в человека словно входили силы, и он всей грудью вдыхал этот живительный воздух.

…У него не было имени, да оно и не было ему нужно. Меняя города, страны и континенты, он всякий раз назывался тем именем, которое приходило ему в голову; сейчас его звали Хью Сэлливан, и так было записано в журнале у администратора. Кому какое дело до остального?

Он не знал, кто он такой и откуда появился на свет. Он никогда не помнил своих родителей, сестёр или братьев; да их никогда и не было. Единственное, что изредка вставало у него в памяти – непроглядная чернота, рёв океана, свист ветра.

Ветер был для него нечто большее, нежели для других, обычных людей. Для них – всего лишь перемещение масс воздуха, для него же – великая первозданная сила, сила, которой он принадлежал, частью которой являлся сам.

Он не мог жить долго на одном месте. Штиль сводил его с ума, и когда листья деревьев чуть трепетали в слабом дуновении ветра или вовсе бессильно поникали, он начинал задыхаться, словно ему не хватало воздуха.

Но Боже мой, как могуч он был в буйстве непогоды, когда свирепый циклон валил людей с ног, срывал крыши с домов, возносил в воздух автомобили!.. Как тогда, много лет назад, в Вальдивии, когда он стоял на берегу мутно-серого океана в хлопьях пены и оглушительно хохотал. Смех его терялся в рёве урагана, в шуме гигантских волн, и он чувствовал себя могучим и счастливым. Штормовой десятибалльный ветер трепал его волосы, раздувая куртку, словно пузырь, а он стоял несокрушимый, как скала, и знал, знал твёрдо, что любящий отец никогда не сделает плохого своему сыну.

Ибо Ветер был его отцом, а он – порождением Ветра, а не человеком; он и Ветер составляли единое целое, и каждый из них был частью другого. Наверное, никому из смертных, живущих на Земле, не дано понять этого.

Ревущие тайфуны-убийцы с нежными женскими именами, могучие и беспощадные торнадо, стремительные тропические циклоны, вздымавшие десятиметровые волны – вот что было его стихией, вот откуда черпал он свою энергию. Он был вечен, как вечен Ветер, и пока существует Ветер, будет существовать и он.

…В этом же провинциальном городке на восточном побережье США он очутился потому, что именно здесь должен был пройти ураган, уже получивший имя Глория. И теперь Хью чув-ствовал во всё усиливавшемся южном ветре его могучее дыхание, его первый привет своему любимому сыну. Ураган был частью Великого Ветра, его свирепым и безжалостным посланцем, и с его приближением Хью становился всё сильнее и сильнее.

Он подошёл к окну, настежь распахнул его и вдохнул глубоко-глубоко. В ту же минуту ему показалось, что в голове у него зазвучали слова, долетевшие к нему из бескрайних просторов воздушного океана: «Жди!.. Я иду к тебе… Жди!.. Скоро мы вновь свидимся…»

– Да… конечно, – прошептал Хью одними губами. – Я жду тебя…

Постояв ещё мгновение, он тряхнул головой и вышел, почти выбежал из комнаты; его торопливые шаги замерли в конце коридора. Проскочив мимо сонного портье, он очутился на улице; безошибочное, нечеловеческое чутьё сразу подсказало ему, в какую сторону он должен направиться, чтобы выйти на рандеву с Глорией.

Быстрыми шагами, чувствуя, как увеличивается его сила, Хью шёл к Одинокой Скале, что высилась у самого моря. Волны лениво плескались у её подножия, омывая обглоданные водой камни и ещё не ведая о том, что произойдёт здесь через несколько часов, когда ураган обрушит свою ярость на побережье.

Встав на небольшой площадке чуть в стороне от скалы, Хью застыл как изваяние. Взгляд его был устремлён туда, за горизонт, где на стыке двух стихий – водной и воздушной – рождалось это удивительное и совершенное чудо – ураган. Ураган, который вольёт в него новые силы, сделает его могучим и счастливым.

«Приди же, – мысленно взывал Хью. – Я так истосковался по тебе, так устал без тебя… Дай мне своей мощи, поделись со мной своей беспредельной энергией… Слышишь, я жду тебя!..» (...)

Имя: