Третье желание

...Пить надо меньше.

Именно такой была первая мысль, пришедшая в голову Николаю, едва он получил возможность соображать. Что правда, то правда, с друзьями они вчера посидели основательно... только вот по какому поводу? Черт его знает... А может, и не было его вовсе, повода-то?

Слава Богу, хоть не женат. А то бы жена достала – почему с друзьями сидишь, да почему работу не ищешь? А где ее искать, проклятую – не в дворники же идти... Вот и Вовка Голубев, вчерашний однокурсник, на днях жаловался: диплом на руках, а поди, устройся...

Ладно, что на жизнь хватает. Тут подработал, там подзанял, да и родители, опять же... Образуется все, куда оно, на хрен денется...

Николай никогда и не переживал особо. Ну безработный и безработный, мало ли их сейчас... Напрягаться особо не хотелось, вот он и коротал вечера с такими же друзьями-неудачниками – со многими еще по институту знаком. Шутили, смеялись, празднички встречали все вместе... Вот и вчера тоже что-то такое отметили, а что – хоть убей...

...Итак, пить надо меньше.

Вслед за этой сентенцией, мелькнувшей в его многострадальной голове, Николай внезапно понял, что он в комнате не один. Откуда взялось такое чувство – не понять, наконец, сообразил – странный какой-то запах витает по квартире – серы, что ли?

Мигом возникшая мысль о жулье, что чистит микрорайоны, пропала тотчас – взять у Николая было не то что бы нечего, а – совсем нечего. Разве что пару сотен в заднем кармане...

Встревожась, Николай стремительно трезвел, и, наконец, его двигательная активность дошла до того, что он смог поднять трещавшую голову с подушки и мутным взором обвести комнату. Потрясение оказалось более сильным, чем он ожидал.

На единственном стуле, одиноко торчавшем посреди комнаты, с печальным видом сидел господин – именно господин, а не товарищ! – в безупречно сшитом черном костюме и с сочувствием смотрел на Николая. Был господин черняв, худощав и невысок ростом, а также безупречно выбрит, и в первую минуту он напомнил ошеломленному хозяину пресловутое «лицо кавказской национальности».

Но затем, несмотря на похмельный синдром, Николай сообразил, что, будь это кавказец, он не стал бы печально дожидаться его пробуждения, а принялся бы за более активные действия, темперамент все же... А незваный гость все так же дружелюбно сидел на своем стуле с выражением мировой скорби на лице. (...)

Имя: