Хроники Островной империи

Настроение у меня было паршивым.

И что самое интересное, причин для этого вроде бы не наблюдалось – жизнь течёт как обычно, никаких неприятных событий не произошло и, более того, не намечается – а вот поди ж ты… Скорее всего, во всём виновата серость и монотонность бытия, решил я. Семьи нет, работа давно уже не радует, друзей раз-два и обчёлся, да и с теми вижусь лишь по праздникам. Обычно люди в таких случаях начинают пить, но, слава Богу, ко мне это не относится – для этого я всё-таки слишком люблю жизнь и себя в этой жизни. В качестве отдушины использовался компьютер (куда ж программисту без компьютера!) и разнообразные бабы, которые менялись, как в калейдоскопе. Правда, на баб нужны были деньги, которых не всегда хватало, но пару-тройку встреч в месяц я всегда мог себе позволить.

Сейчас как раз, к сожалению, настал очередной период безденежья. Зарплату задерживали уже вторую неделю, ублажать нынешнюю любовницу было не на что, потому оставался лишь надёжный и проверенный друг – компьютер. Сейчас доберусь до дома, устало подумал я, выпью чаю, сжую пару бутербродов, покурю и – за комп. Надо будет опробовать этот новый алгоритм, идея которого промелькнула у меня в голове сегодня в обед…

Когда я входил во двор, сзади меня окликнул чуть дребезжащий, явно старческий голос:

– Молодой человек… А, молодой человек?..

Машинально обернувшись, я увидел в паре шагов от себя плюгавого старичка лет семидесяти, не меньше; мелькнула мысль – ага, сейчас либо два рубля на хлеб попросит, либо пять на лекарства. Но уже в следующую секунду я понял, что ошибаюсь – старичок был одет очень даже прилично. Серое драповое пальто, застёгнутое на все пуговицы по случаю холодной весны, выглядело новым и ухоженным, белоснежный шарф, выглядывающий из-под него – стиранным и свежим, ботинки начищены до блеска. В общем, приятный на вид старичок.

Ясно, значит, сейчас спросит, как пройти на такую-то улицу, подумал я. Ох, чёрт бы побрал эту мою способность всё анализировать – ещё и заговорить-то с человеком не успею, а уже всё про него разложу по полочкам… И поскольку единственной моей реакцией на оклик старика стал лишь брошенный на него взгляд, мой нежданный собеседник продолжил слегка неуверенным тоном:

– Молодой человек… если не возражаете, я бы хотел с вами переговорить. Поверьте, много времени беседа не займёт… Вы ведь не торопитесь?

На самом деле я действительно не торопился. Заняться алгоритмом я всегда успею, тем более что раньше двух-трёх часов ночи ложусь редко, а сейчас всего лишь шесть вечера. А старичок пробудил во мне чисто человеческое любопытство – чего ж ему, к такой-то матери, от меня надо? И, что ещё интереснее – конкретно от меня или просто от первого встречного, коим я для него оказался?

– И о чём же мы с вами будем говорить?

– Если выражаться более точно, я хотел бы сделать вам предложение, – со свойственной его возрасту церемонностью проговорил старик. – Но предложение это таково… Видите ли…

Он опять замялся, и я не удержался от шутки:

– Вы хотите предложить мне миллион долларов? Или место депутата Госдумы?

– Нет, гораздо больше, – серьёзно возразил он. – Но я бы не хотел, чтобы вы сочли меня сумасшедшим, старым маразматиком, поэтому сначала я вам кое-что расскажу… Только ради Бога, не обижайтесь и не принимайте это близко к сердцу.

Час от часу не легче, сердито подумал я, уже жалея, что обратил внимание на старика и заговорил с ним. Надо было пройти мимо, сделав вид, что просто не расслышал этот тихий, дребезжащий голос – сейчас бы я уже разогревал себе чай. Я понятия не имел, что собирается рассказать старикан, но не сомневался, что услышу какую-нибудь чушь, а то и похуже – например, что в городе полно шпионов, которые тайно посыпают тротуары ядом.

Но первые же его слова заставили меня вздрогнуть.

– Вас зовут Сергей Васильевич Ермолаев, родились вы двадцать восьмого августа семьдесят четвёртого года, в данный момент неженаты, работаете программистом…

Мне показалось, что на улице стемнело – или это потемнело у меня в глазах? Я стоял и тупо слушал, как старичок неспешно рассказывает мою биографию, обстоятельно перечисляет, что я люблю и что не люблю, называет по именам моих друзей и женщин… Наконец, оцепенение спало с меня, и я почти что заорал:

– Стоп! Хватит! Довольно, чёрт возьми!..

И после продолжил, уже тише:

– Кто вы такой, чёрт бы вас побрал? Чего хотите от меня?

Старик огорчённо покачал головой, в глазах его я заметил искреннее сочувствие. Вздохнув, он осторожно дотронулся до моего локтя и пробормотал:

– Простите меня… Я же просил, чтобы вы не принимали близко к сердцу мои слова. Поверьте, зла я вам не желаю. (...)

Имя: