Рецензии: «Хроники Островной империи»

Автор рецензии: Доломанов Вася

Дата рецензии: 31.05.2005, 15.06.2005


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Здравствуйте!

Итак, Ваш труд – типичное фэнтези с донельзя классическим сюжетом, с развитием событий в точности по законам жанра. Последний раз читал такое лет в 14-16. Работа – абсолютно коммерческая.

За основу взята банальная схема героического эпоса. Деление на чёрное и белое, герой, антигерой, зеркальность. Вообще ГЕРОЙ – мужской архетип (как молоко матери). Древние ходили на охоту, чтобы обеспечить род пищей. А потом – пропасть между реальной действительностью, ничтожностью и зависимостью от обстоятельств человека, с одной стороны – и ИДЕЕЙ (духом), с другой – это вечный антагонизм (и вся современная проза, пишущая уже не о герое, а о НЕГЕРОЕ, и, следственно, уходящая корнями в мифологию, недалеко ушла от былинных сказаний). К тому же, раскрашивание мира на чёрное и белое таит в себе величайшее искушение. Противопоставление добра и зла как РАВНОВЕЛИКИХ начал. Это грехопадение. Религия же учит, что добро со злом не борется, оно ЖИВЁТ БЕЗ ЗЛА. Т.е. возможно абсолютное добро вообще БЕЗ антипода. Т.о. принцип «цель оправдывает средства» – это необходимый, краеугольный камень фантастики, возможный только в сказочном мире. Поэтому авторы (ранние фантасты (Говард, Толкиен)) и уводят ХРИСТИАН в выдуманные миры, где тролля или гоблина убить можно – они ведь не люди. В этих сказках снимается целый сложный ряд ограничений, сформированных христианской моралью. Фантастика строится на мифологической, родоплеменной психологии. Даже «Пикник на обочине» – изящная вариация на ту же самую тему, только на порядок тоньше, сложнее и многограннее.

Именно поэтому так важно, чтобы в Вашей книге главный Герой оправдал свою роль. Иначе «воплощённость» текста поплывёт. Во всех книгах, где герой из нашего мира переносится в иной мир, должны быть учтены следующие правила: во-первых, в нашем мире его уникальным качествам не суждено реализоваться, во-вторых, он делает это под влиянием обстоятельств, которые давят на него и подталкивают к риску. Где это у Вас? Я так и не понял, почему этот усреднённый программист согласился на прыжок в параллельный мир?

Вот классика жанра:

  • Андре Нортон – «Колдовской мир»
  • Пол Андерсон – «Три сердца, три льва»
  • Генри Каттнер – «Тёмный мир»
  • Эндрю Гамильтон – «Звёздные короли»
  • Майкл Муркок – «Хроники Кейна»

И ещё бесчисленный ряд (в т.ч. отечественные слабые кальки – скорострелы Лукьяненко, Перумов и проч.). Классический пример – Андре Нортон, «Колдовской мир». Там главного героя преследуют. И перед ним встаёт выбор – либо верная смерть, либо рывок в незнакомый, полный опасностей мир. И он выбрал незнакомый мир. Логично. К тому же он бывший американский десантник.

У Вас – режущие слух фразы, с помощью которых вы хотите показать, что герой – материалист, прагматичный горожанин:

«Он опять замялся, и я не удержался от шутки:

– Вы хотите предложить мне миллион долларов? Или место депутата Госдумы?»

или:

«После этой фразы меня едва не разобрал истеричный смех – настолько дико было её слышать от семидесятилетнего старика».

А потом он соглашается. Почему?

Жанр, начавшийся, пожалуй, с «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» Марка Твена, сегодня – это «Лабиринты Ехо» – Макс Фрая и «Вавилонские хроники» – Елены Хаецкой. Произведения ироничные и учитывающие национальный менталитет. По-моему, только в манере этих авторов можно достойно продолжать в 2005 году полудохлый жанр «Саги о…».

Бывает ещё, когда героя из другого мира перемещают в наш. Это зеркальное отражение ситуации. Через несоответствие героя среде происходит прорисовка и гиперболизация идей…

В тексте мне понравилось:

  1. Здорово, что императора приглашают со стороны. Эта традиция в нашей стране хорошо известна
  2. Не затянуто
  3. Легко читать, легкий язык

В общем, это, вкратце, всё по завязке сюжета. Всё зависит от того, что будет в Вашей книге дальше.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Итак, уважаемый Император, обсудим вторую часть Вашего творения и основные вопросы:

1. Путь

Путь в моём (может, глубоко ошибочном) представлении – необходимый элемент повествования. Почему это так? Времена года, рождение-жизнь-смерть – вот примеры. В нас это записано. Цикличность, движение – жизнь. Не понимание, но ощущение пути – необходимо для любого сюжета. Иначе читатель почувствует – что-то не так. Не говоря уже о том, что во всех классических традициях (театры, эпос разных народов) обязательно есть жёсткие правила развития сюжета. Современные авторы пытаются творить совсем без пути – но читатель говорит – ага, спрятал! – и этот метод всё равно отталкивается от стержня – пути. Т.е. это центральная ось – дорога, изменение восприятия героя, ход времени – основная координата. Если координата меняется, теряется, то весь текст разваливается и становится похож на кучу ...

Депрессия современного времени связана с потерей ощущения пути. Дело в том, что малые циклы остались (день-ночь, зима-лето, причина и следствие), а большие (пятилетка, династия, культура как процесс) исчезли. Человеческая жизнь находится где-то посередине. Т.о. у людей сохранилось ощущение малых циклов (короче жизни), а ощущение пути (которое дают большие циклы) – исчезло. Исчезла иллюзия мозаики, осталась только горка маленьких цветных камешков и нам стало неинтересно играть. Ощущение – как будто тебе дали машину, маршрут, груз, а потом оказалось, что и везти груз уже не нужно, да и маршрут неверный, но бак полон бензина…

Поэтому так популярна (чем дальше на запад, тем популярнее) полярная фантастика. Там есть привычный путь, почва под ногами. Преимущества мира фэнтези компенсируют изъяны реального мира.

2. Детерминизм

Вы считаете, что чёрно-белый мир отдает детерминизмом? М.б. в смысле полярностей это и так (чёрное не может без белого, а холодное без горячего). Но мир, в котором есть аксиомы и идея важнее материи (как действия умножения выполняются перед действиями сложения), это – индетерминизм.

3. Скомканность

Текст одновременно растянут (по сравнению с динамикой первой части): на таком отрезке текста – так мало событий: чувак попялился на служанку, походил по комнатам, побазарил, да и всё… и скомкан – каждое его действие не преподносится как маленькое действо, как фокус. Создаётся впечатление, что он вообще зря всё это делал. Так просто, панорамно, без связи с дальнейшим повествованием. Вроде как – зачем он так тщательно изучал комнаты, если они дальше участвовать в романе не будут и его увезут из башни? Это, получается, излишний элемент? И хотелось бы, чтобы кусок был подлиннее, а то по второму ничего не ясно… так что ждём третьего.

Удачи!

С уважением, Доломанов Вася.